-3

Содержание подсадной утки и подготовка ее к охоте

podsadnaya3.jpgПри приобретении и содержании подсадной утки вряд ли целесообразно говорить о ее выборе по голосу и манере крика, так как для большинства из нас возможностей для этого просто нет. В охотхозяйствах, где поголовье уток сохранилось, их разводят в основном для выпуска в угодья и последующего отстрела и на их рабочие качества уже давно не обращают внимания. Чаще всего приходится довольствоваться тем, что удается достать — только бы утка ростом, сложением, оперением не отличалась заметно от дикой кряквы.

Если подсадная станет работать, селезни будут к ней подлетать, каким бы голосом ни наделила ее природа. Пусть лишь некоторые из холостых "кавалеров" соблазнятся визгливым или, наоборот, слишком басистым зовом — охота все же будет лучше, чем вообще без утки. А вот неработающая криковая — наказание для охотника. Каково видеть плавающего в двухстах метрах селезня, на призывное "шварканье" которого ваша утка вообще не реагирует, а то и принимает меры, чтобы укрыться от непрошеного гостя? Чтобы избежать огорчений, подсадной необходимо обеспечить нормальные условия содержания и подготовить ее к охоте. Только в этом случае прирожденные свойства утки — стремление к обществу себе подобных, а весной к контакту с селезнем — могут проявиться в полную силу. Хворой, заморенной плохим содержанием подсадной, не до общества и, тем более, не до "любви". Единственное ее стремление — забиться в укромное местечко и пересидеть, перемочь свое нездоровье. Голодной подсадной тоже не до компании. Очутившись на воде, она тут же принимается жировать, не обращая ни малейшего внимания на пролетающих птиц. Всю зиму не видевшая воды, а значит, не ухаживавшая за своим оперением, утка тоже работать не будет: она сразу начнет намокать, мерзнуть, стремиться на берег. Лишенная возможности выбраться из воды, она может и утонуть. Но и здоровая, сытая, чистая пером криковая, не знавшая до охоты ничего, кроме своего двора, оказавшись в угодьях, боится окружающего простора, пугается безобидных птиц — чибисов, чаек, цапель. Подсадная, не привыкшая к привязке, будет рваться, дергать шнур, биться на воде. Чтобы освоиться со всем этим, ей нужно время, а где оно у охотника, выбравшегося в угодья на два-три дня?

Содержание подсадных в сельской местности несложно: птицы эти неприхотливы, не боятся холода, охотно поедают самые разнообразные корма, редко болеют. С весны до глубокой осени, если они могут гулять во дворе, саду или достаточно просторной вольере и систематически купаться, уход за ними ограничивается двухразовым кормлением и частой сменой воды в устроенной для них "ванне". Кормить можно зерном, комбикормом, хлебом, а все остальное (зелень, животные корма) они отыщут себе сами. Там, где уток приходится содержать в небольшом загоне, обеспечение их всем необходимым осложняется. Птицам приходится давать корма и витаминные (клевер, листья одуванчика, резаные овощи), и животные (мясные и рыбные отходы, дождевые черви). Необходимо это и в период зимнего содержания, но в холода подсадных следует кормить трижды в день и не давать им того корма, который сильно мажет оперение (вареный толченый картофель, мешанки из комбикормов). Прилипший к перьям корм быстро засыхает или замерзает и, пробуя очиститься, утки общипывают, а то и выдергивают отдельные перья, снижая тем свою ненамокаемость. По той же причине в морозы уток лучше не поить водой, а заменять ее снегом. Зато любая оттепель должна использоваться для купания.

Водные процедуры для подсадных имеют исключительно большое значение. Утка не намокает потому, что систематически смазывает перья жиром своей кобчиковой железы, но смазывать она станет только совершенно чистое оперение. Долго не купавшаяся подсадная, добравшись до воды, будет плескаться, нырять, шлепать крыльями и вскоре совершенно намокнет. Тогда, выйдя на сухое место, она тщательно клювом очищает и отжимает перья и занимается их просушкой. Обсохнув, снова начинает мыться — и так несколько раз подряд. Только убедившись, что никакой грязи на ней не осталось, подсадная приступает к смазыванию оперения. Набрав клювом жира с кисточки кобчиковой железы и обсалив об нее перья головы, она затем разносит смазку всюду, где та требуется. Чем чаще предоставляется утке возможность купаться, тем чище у нее будет перо, тем тщательнее она будет его смазывать, и тем меньше будет намокать на охоте.

Когда-то лучшими местами для зимней передержки подсадных считались мельничные каузы, те места, куда из-под мельничного колеса под плотину падала струя воды и где сохранялась полынья, не podsadnaya.jpgзамерзавшая даже в сильные морозы. Возле нее и устраивался утиный загон. Птицы всю зиму купались, выбирали из воды всевозможные помольные отходы, великолепно себя чувствовали и совершенно переставали намокать. На любом течении такие подсадные могли высиживать с вечерней и до утренней зари. Многие не только городские, но и сельские охотники на зиму отдавали своих питомиц мельникам, выплачивая за это иногда довольно солидную мзду. Теперь мелкие водяные мельницы исчезли, и на поддержание уток в рабочей форме приходится тратить много усилий. Если крепкие морозы долго не ослабевают, уток хотя бы раз в неделю нужно купать дома, наполнив водой ванну или корыто. После того, как они намокнут, следует дать им время высохнуть в тепле и только потом перенести в предназначенное для них помещение. Все это, конечно, очень хлопотно, но другого пути нет.

Помещением для уток может служить любой, непродуваемый и достаточно светлый сарай или даже большой ящик, в котором на одну подсадную приходилось бы не меньше 1-1,5 кв. м площади. Пол нужно устилать подстилкой (солома, опилки, сухая торфяная крошка) и чаще ее менять. Требуется это не столько для тепла, сколько для поддержания в целости оперения птиц. Присевшие отдохнуть, утки часто примерзают отдельными перьями к заляпанному пометом полу, а поднимаясь на ноги, эти перья обрывают. При хорошей подстилке такая опасность исключается. В помещении, где содержатся утки, следует систематически убирать, менять подстилку и вообще стремиться к поддержанию чистоты. Ни летом, ни зимою криковых уток не нужно перекармливать. Корма каждый раз следует давать столько, чтобы он полностью, без остатка поедался, но птицы не оставались голодными. Зерна на одну утку требуется примерно 100 г в день.

Очень важно приучить к себе подсадную, завоевать ее доверие. Ручная криковая не только удобна на охоте (ее легко высаживать на воду и снимать по окончании зорьки), но и работает лучше, чаще подает голос, словно для общения с хозяином, и даже отвечает криком на его призывное посвистывание. Если случится, что такая утка отвязалась, то поймать ее просто, тогда как дичащуюся изловить почти невозможно.

Приручить подсадную несложно: нужно лишь уделять ей побольше внимания, сидеть рядом, когда она кормится или купается, давать с руки лакомую пищу, брать почаще в руки, сажать на колени. Делать все это следует ласково, осторожно; резким, грубым хватанием, преследованием или ловлей с помощью сачка можно только испортить дело. Встречаются, правда, утки (главным образом среди метисов от дикого селезня) очень пугливые и недоверчивые, которых приручить трудно, а то и невозможно, но большинство подсадных привыкают к хозяину быстро, особенно если утка у охотника одна. Тут контакт с владельцем словно бы удовлетворяет потребность птицы в общении.
Однако, живя в одиночестве, подсадная за весну, зиму и лето может настолько отвыкнуть от общества себе подобных, что осенью начинает бояться своих вольных собратьев. Поэтому если уж приходится держать одну утку, то весной ее время от времени нужно выносить туда, где держатся дикие кряквы. Сейчас, когда последние в значительном количестве зимуют на многих городских водоемах, дело это вполне осуществимое. Но наиболее целесообразно держать утку с селезнем или двух уток и селезня. Это тем более выгодно, что при совместном содержании двух подсадных они очень привыкают друг к другу, постоянно держатся вместе и порознь скучают. На охоте разъединенные подружки работают гораздо активнее, каждая зовет к себе другую. Когда вместе живет больше podsadnaya2.jpgтрех-четырех уток, приучить их к себе сложнее и редко удается сделать их полностью ручными.
С приближением весны, появлением обширных луж талой или освободившейся ото льда воды, в работе с подсадными наступает весьма ответственный период. Это так называемое вызаривание уток, иначе говоря, приучение их к привязи и той обстановке, в которой они окажутся на охоте. К этому времени для каждой утке должны быть приготовлены удобный садок для ее переноски и удобная привязка, состоящая из ногавки и шнура. Первая представляет собой полоску нетолстой, но прочной и не растягивающейся при намокании кожи шириной около 15мм и длиной около 50мм. Ею, как браслетом, охватывают плюсну подсадной и концы либо наглухо сшивают, прикрепляя к ним легкое металлическое колечко, либо через них три – четыре раза продергивают шнур так, чтобы затянутый, он надежно удерживал ногавку на утиной лапе. В первом случае ногавка остается на лапе подсадной в течение всего охотничьего сезона, а шнур к ней привязывается или пристегивается, когда утку нужно высадить на воду. Во втором случае ногавка закреплена на шнуре и надевается на подсадную только в часы вызаривания и охоты. Очень важно, чтобы ногавка не была ни слишком тесной (не перетягивала плюсну утки), ни слишком свободной, позволяющей подсадной выдернуть из нее лапу.
Шнур длиной 2-3 м лучше всего делать плетенным из трех капроновых или деловых ниток толщиной около 1 мм каждая. Витые шнуры неудобны тем, что, намокая, они свиваются, путаются и ограничивают свободу передвижения подсадной. Еще хуже использовать для шнура сатурновую леску — она ненадежно стягивает ногавку, а, намотавшись утке на лапу, причиняет ей боль. Шнур с ногавкой другим своим концом привязывают к грузу или колу, воткнутому в дно водоема. В последнем случае часто случается, что подсадная, плавая вокруг кола, так наматывает на него привязку, что, в конце концов, лишает себя возможности перемещаться. Чтобы этого не происходило, шнур лучше всего привязывать не к самому колу, а к надетому на него достаточно широкому кольцу из ивового или черемухового прута. Такое кольцо надежно предотвращает наматывание.
Садком для утки может служить плетеная корзинка, фанерный ящик и вообще любое вместилище, где подсадной было бы не тесно, не душно, удобно. Нужно также, чтобы сажать утку в садок и вынимать ее оттуда можно было без труда. Для удобства переноски садок оснащают ручкой или наплечным ремнем. Если садок рассчитан на переноску сразу двух подсадных, его обязательно следует перегородить на два отсека, ибо утки, посаженные вместе, неизбежно будут мять друг другу оперение и пачкать его испражнениями. На дно садка нужно стелить слой сена или соломы, чтобы птицы не отсиживали лапы.
Случается, что вызариванием не удается довести подсадную до состояния, когда она вовсе перестает намокать. Через какое-то время после высадки на воду утка все же начинает мокнуть и стремится выбраться на сухое место. Работать она при этом, конечно, перестает. Устроить подсадную так, чтобы на охоте она при желании могла вылезти на какую-либо кочку, удается далеко не всегда. Поэтому очень выгодно приучить ее пользоваться специальным кружком. Он делается из обрезка доски или плотного пенопласта толщиной в 20-25 мм и должен иметь диаметр 150-200 мм. Его или насаживают на привязочный кол прорезанным в центре специальным отверстием, или прибивают к колу гвоздем. Нужно лишь укреплять его надежно, без шата и перекашивания. Длину кола подбирают таким образом, чтобы при втыкании его в дно водоема кружок оказывался на уровне воды. В первое время на кружок нужно класть пучок сена или пригоршни грязи: подсадная охотнее начинает им пользоваться, видимо, принимая его за кочку.
Итак, оснастившись всем необходимым, можно приступать к вызариванию. Надев утке привязку (делать это нужно всегда дома, где неопасно, если подсадная вырвется из рук) и посадив ее в садок, мы перед рассветом или заходом солнца отправляемся к воде, а сами устраиваемся где-либо неподалеку (шагах в 15-20), но лучше так, чтобы утка нас не видела. Пока подсадная еще не привыкла к привязи и кружку, ее не следует высаживать на глубокую, быструю воду и далеко от берега. Это можно делать только после того, как она освоится, перестанет рваться и быстро намокать.
В первые же выходы желательно обеспечить утке возможность выходить на берег или на такое мелкое место, где она могла бы стоять на дне. Подержав подсадную на воде 30-40 минут, ее можно снимать и идти домой. В первые зори утка, как правило, редко будет подавать голос. Новое место, непривычная обстановка, возможность пожировать и накупаться в вольных условиях мешают этому. Однако раз от разу острота новых впечатлений ослабевает, страх перед всевозможными не опасными представителями животного мира уходит, и утка начинает покрякивать. Вызаривать подсадную необходимо как можно чаще и, если не мешает погода, никак не реже раза в сутки. При этом следует по возможности менять места тренировок, выбирать те, где держатся дикие кряквы, и приручать подсадную не только к мелкой и тихой, но и к глубокой быстротекущей воде. Вызаривая сразу двух или трех уток, размещать их нужно обязательно так, чтобы они друг друга не видели, а только слышали. В противном случае они будут рваться на привязках, стараясь сплыться вместе. Вызариванием необходимо заниматься всю весну вплоть до начала охоты. Соблюдение всех вышеизложенных правил почти полностью гарантирует от неприятнейших ситуаций, создаваемых неработающей подсадной.

Бывает, что опытная, втянутая в охоту подсадная вдруг перестает подавать голос либо, оказавшись на воде, вообще не хочет работать. Первое чаще всего бывает, когда утка чего-либо пугается. Ее324291943_utka1.jpg может встревожить парящий в отдалении или усевшийся где-то неподалеку хищник, вышедший зверь, появившаяся рядом крупная рыба. Второе обычно случается с утками, которые уже начали нестись. Чувствуя в себе почти сформировавшееся яйцо, подсадная работать не будет. Поэтому раннее начало яйцекладки всегда мешает охоте. Чтобы избежать этой напасти перед открытием сезона, необходимо изолировать уток от селезня, затормозив тем самым начало у них кладки. Такое отделение полезно и по другой причине: поскучав некоторое время без самца, подсадные азартнее зовут к себе диких селезней. Отсаживать селезня от уток нужно примерно за две-три недели до открытия сезона и обязательно так, чтобы утки даже не слышали его голоса. Иначе они поначалу будут буквально исходить криком, а затем примирятся с бесполезностью своих усилий и перестанут реагировать даже на шварканье диких селезней.

Для человека, любящего и понимающего животных, возня с подсадной — приятное и увлекательное занятие. Пожалуй, только с собакой охотнику удается добиться контакта и взаимопонимания большего, чем с хорошо прирученной подсадной. Абсолютная доверчивость и привязанность к хозяину, явно разумное поведение в самых различных ситуациях и несомненное понимание того, что происходит на охоте, в этих птицах крайне привлекательны. Когда случайно выбравшаяся из садка или освободившаяся от привязи подсадная, вместо того чтобы отправиться в соблазнительное странствие, бежит к хозяину или плывет в шалаш, где он укрылся, когда она сама забирается в подплывшую к ней лодку или вылезает на подставленную руку — кто останется равнодушным к такому проявлению дружбы? Какой охотник не восхитится, видя, как его пернатая помощница ждет и не начинает работать, пока он не укроется в шалаше или стремительно, на всю длину шнура отплывает от подсевшего селезня, словно облегчая владельцу, возможность выстрела и стремясь оказаться подальше от места, куда должен ударить снаряд дроби? А ведь всего этого можно добиться, если есть желание и терпение.
Как уже говорилось, при покупке подсадной редко кому из нас удается воспользоваться правом выбора; при разведении же собственных уток мы этим правом можем и должны пользоваться в полную силу. Не касаясь здоровья и полной физической полноценности, которые, конечно, обязательны, криковых отбирают по трем признакам: тембру голоса, манере его отдачи и азартности.
У хорошей подсадной голос должен быть ни слишком высок, ни чрезмерно низок. Сиплое, визгливое или, наоборот, басовитое кряканье селезней привлекает мало. Голоса среднего тембра с легкой хрипловатостью им явно импонируют больше. В манере отдачи голоса различают два крика: квачку или вызов, то есть размеренное, раздельное кряканье, которым утка дает знать своим собратьям о своем присутствии, и осадку (или посадку), серию почти сливающихся друг с другом квачков — призыв услышанному или замеченному селезню. Пока его не видно и не слышно, идеальная подсадная кричит только квачку, а осадку дает только под дичь. Чем осадка короче, чем из меньшего количества квачков она состоит, тем сильнее этот призыв действует на селезня. У лучших уток в осадках бывает всего 3-5 квачков.
Что касается азартности, то она проявляется в стремлении подсадной обязательно, во что бы это ни стало, посадить появившегося селезня. Плохие или средние по этому признаку утки, вскричав под налетевшего кавалера две-три осадки и не посадив его, успокаиваются и перестают звать ("не хочешь ко мне лететь — ну и не надо"). Хорошая подсадная не уймется, пока не посадит селезня, либо пока он не скроется с глаз долой, не исчезнет со слуха. Проверяя по всем этим признакам молодых подсадных, прослушивая их голоса и дома, и в угодьях на осенней охоте, мы выбираем среди них лучшие экземпляры.
Последний совет, который нужно дать любителям подсадных: какими бы ручными и привязчивыми ни были подсадные утки, а подрезать им крылья нужно обязательно, так как способная к полету утка легко может пропасть. При правильной подрезке в одном из крыльев полностью срезают опахала всех маховых перьев первого порядка, стержни же их оставляют в неприкосновенности.
Я. РУСАНОВ


tovari_dlya_ohotnichih_sobak